Generic selectors
Искать точные соответствия
Искать в заголовках
Искать в содержании
Искать в записях
Generic selectors
Искать точные соответствия
Искать в заголовках
Искать в содержании
Искать в записях

Решение суда о возврате денежных средств за телефон с неисправным динамиком

Потребитель приобрел мобильный телефон Apple iPhone 8 64 Gb red  стоимостью 89 190 рублей. 

До истечения 15 дней со дня покупки телефона покупатель обнаружил, что у телефона перестал работать динамик. Покупатель обратился к продавцу с претензионным письмом, в котором указал на на необходимость возврата денежных средств, уплаченных за телефон в связи с выявленным недостатком. Продавец ссылаясь на необходимость проведения экспертизы потребовал передать телефон ему на 45 дней для отправки в сервисный центр, расположенный в другом городе, тем самым фактически лишив покупателя присутствовать при проведении экспертизы товара.

Покупатель телефон продавцу не передал, а самостоятельно обратился в экспертную организацию, которая признала, что недостаток в работе телефона вызван производственным дефектом. Учитывая, что денежные средства покупателю в установленный законом срок возвращены не были, он обратился с исковым заявлением в суд.

Решением суда требования покупателя были удовлетворены: с продавца в пользу покупателя были взысканы: денежные средства, оплаченные за телефон, в размере 89 190 рублей, неустойка в размере 89 190 рублей, компенсация морального вреда в размере 10 000 рублей, штраф в размере 94 190 рублей, судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 15 000 рублей.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Куйбышевский районный суд города Санкт-Петербурга в составе:

председательствующего судьи – Левиной Е.В.

при секретаре – Хайретдиновой А.Х.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Джус М.С. к АО «Русская Телефонная Компания» о защите прав потребителей,

УСТАНОВИЛ:

Джус М.С. обратилась в суд с иском к АО «Русская Телефонная Компания» АО «Русская Телефонная Компания» о защите прав потребителей, указывая на то, что 03 мая 2018 года она приобрела у ответчика сотовый телефон <….> стоимостью 89 190 рублей. После чего в течение 15 дней был выявлен недостаток – не работает динамик. В связи с чем 10 мая 2018 года она обратилась к ответчику с требованием расторжения договора и возврата денежных средств, также истец просила сообщить дату, время и место дополнительной проверки качества товара, при которой она изъявила желание участвовать. В ответ на данную претензию 22.05.2018 года ответчик направил в адрес истца письмо с предложением передать товар для проведения проверки качества. 12 июня 2018 года истец обратилась на торговую точку с целью проведения проверки качества, однако истцу было сообщено о том, что АО «РТК» не проводит проверку качества, и было предложено передать товар на срок до 45 дней для проверки качества в сервисном центре в Москве. После чего истец обратилась в ООО «Рубин Эксперт» с целью проведения независимой товароведческой экспертизы сотового телефона. Согласно заключению эксперта от 15 июня 2018 года в сотовом телефоне имеется дефект – не работает динамик, причиной возникновения которого послужил производственный недостаток, дефект был заложен при производстве товара и проявился во время эксплуатации товара. В связи с тем, что ее требования не были исполнены, истец просила взыскать с ответчика стоимость товара в размере 81 190 рублей, неустойку за просрочку исполнения требования о возврате стоимости товара в размере 50 833 рубля за период с 01.06.2018 года по 01.08.2018 года, неустойку за просрочку исполнения требования о возмещении убытков, причиненных потребителю вследствие продажи товара ненадлежащего качества в размере 50 833 рубля за период с 01.06.2018 года по 01.08.2018 года; неустойку за просрочку исполнения требования о возврате стоимости товара в размере 1 % от цены товара в размере 819, 90 рублей с момента вынесения решения суда по день фактического исполнения обязательства; неустойку за просрочку исполнения требования о возмещении убытков, причиненных потребителю вследствие продажи товара ненадлежащего качества в размере 1 % от цены товара в размере 819, 90 рублей с момента вынесения решения суда по день фактического исполнения обязательства; компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей, расходы по оплате услуг эксперта в размере 8 500 рублей, убытки по оплате услуг представителя в досудебном урегулировании спора в размере 5 000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 10 000 рублей, штраф.

В ходе рассмотрения дела истец уточнила заявленные требования в части неустойки и просила взыскать с ответчика:

– неустойку за просрочку исполнения требования о возврате стоимости товара в размере 78 487, 20 рублей за период с 01.06.2018 года по 27.08.2018 года;

– неустойку за просрочку исполнения требования о возмещении убытков, причиненных потребителю вследствие продажи товара ненадлежащего качества в размере 78 487, 20 рублей за период с 01.06.2018 года по 27.08.2018 года; остальные требования оставлены без изменения.

Истец в судебное заседание не явилась, о дате и времени судебного заседания извещена надлежащим образом, доверила представление своих интересов представителю, который в судебное заседание явился, исковые требования поддержал, при этом указал, что требования о взыскании с ответчика неустойки за просрочку исполнения требования о возмещении убытков, причиненных потребителю вследствие продажи товара ненадлежащего качества, не поддерживает, а сумму в размере 5 000 рублей, оплаченные истцом за услуги представителя в досудебном урегулировании спора, просит взыскать как судебные расходы, а не как убытки.

Представитель ответчика в судебное заседание явилась, возражала по заявленным требованиям по доводам, указанным в письменных возражениях, при этом просила применить положения ст. 333 ГК РФ как к неустойке, так и к штрафу.

Суд, проверив материалы дела, выслушав объяснения сторон, полагает, что исковые требования подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Ст. 9 ФЗ «О введении в действие части второй ГК РФ» от 26.01.1996 г. № 15-ФЗ установлено, что в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю законом РФ «О защите прав потребителей» и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 4 Закона РФ от 07.02.1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору.

При отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

Согласно ч. 1 ст. 469 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 4 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 “О защите прав потребителей” продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи.

В соответствии с пунктом 2 статьи 470 ГК РФ если договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям, предусмотренным ст. 469 названного Кодекса, в течение определенного времени, установленного договором (гарантийного срока).

В отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы (п. 2 ст. 476 ГК РФ).

В соответствии со ст. 503 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель, которому продан товар ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, по своему выбору вправе потребовать: замены недоброкачественного товара товаром надлежащего качества; соразмерного уменьшения покупной цены; незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара; возмещения расходов на устранение недостатков товара. В отношении технически сложного товара покупатель вправе потребовать его замены или отказаться от исполнения договора розничной купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы в случае существенного нарушения требований к его качеству (пункт 2 статьи 475 ГК РФ).

Согласно п. 2 ст. 475 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору: отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы, потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору.

Согласно разъяснениям пункта 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей” при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, статья 1098 ГК Российской Федерации).

Исключение составляют случаи продажи товара (выполнения работы, оказания услуги) ненадлежащего качества, когда распределение бремени доказывания зависит от того, был ли установлен на товар (работу, услугу) гарантийный срок, а также от времени обнаружения недостатков (пункт 6 статьи 18, пункты 5 и 6 статьи 19, пункты 4, 5 и 6 статьи 29 Закона).

В соответствии с пунктом 1 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 “О защите прав потребителей” за нарушение прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) несет ответственность, предусмотренную законом или договором.

В соответствии с абз. 8 п. 1 ст. 18 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей” в отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в одном из следующих случаев: обнаружение существенного недостатка товара; нарушение установленных настоящим Законом сроков устранения недостатков товара; невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.

Пунктом 6 ст. 18 Закона “О защите прав потребителей” установлено, что продавец отвечает за недостатки товара, на который установлен гарантийный срок, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил пользования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Из анализа данных норм следует, что ответственность продавца за продажу товара ненадлежащего качества предполагается, в силу чего не истец обязан доказать факт продажи ему товара ненадлежащего качества, а ответчик должен доказать, что недостатки товара возникли по вине потребителя.

Перечень технически сложных товаров утверждается Правительством Российской Федерации.

Потребитель вправе предъявить требования, указанные в абзацах втором и пятом пункта 1 настоящей статьи, изготовителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру.

Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 10.11.2011 N 924 “Об утверждении Перечня технически сложных товаров” сотовый телефон отнесен к технически сложным товарам.

Как следует из материалов дела, что 03 мая 2018 года истец заключил с ответчиком договор купли-продажи сотового телефона <данные изъяты> стоимостью 89 190 рублей.

Как указывает ответчик, товар находится на гарантии до 17 апреля 2019 года.

Данные обстоятельства сторонами не оспаривались.

Как указывает истец, в течение 15 дней после приобретения сотового телефона был выявлен недостаток – не работает динамик. В связи с чем 10 мая 2018 года она обратилась к ответчику с требованием расторжения договора и возврата денежных средств, также истец просила сообщить дату, время и место дополнительной проверки качества товара, при которой она изъявила желание участвовать.

В ответ на данную претензию 22.05.2018 года ответчик направил в адрес истца письмо с предложением обратиться в магазин продавца по месту покупки товара, заполнить заявление на проведение проверки качества и передать товар для проведения проверки качества (л.д. 14).

Согласно исковому заявлению 12 июня 2018 года истец обратилась на торговую точку с целью проведения проверки качества, однако ей было сообщено о том, что АО «РТК» не проводит проверку качества, и было предложено передать товар на срок до 45 дней для проверки качества в сервисном центре в Москве, присутствие потребителя при проверке качества товара в компании не предусмотрено. Указанное обстоятельство было отражено истцом в книге отзывов, жалоб и предложений АО «Русская Телефонная Компания» (СПб, Лиговский пр., д. 43-45) – в заявлении № 88 от 12 июня 2018 года.

В результате чего проверка качества товара проведена не была.

При этом суд не находит оснований согласиться с доводом ответчика о том, что указанная книга отзывов, жалоб и предложений не принадлежит ответчику, поскольку ответчиком не представлено иной книги отзывов, жалоб и предложений из магазина ответчика, расположенного по адресу: СПб, Лиговский пр., д. 43-45. Кроме этого суд принимает во внимание, что указанная книга отзывов, жалоб и предложений доступна для любого посетителя магазина, в которой любой покупатель может произвести запись. По недостаткам и жалобам, которые отмечены в записях, должны быть приняты меры и дан ответ, что в данном случае отсутствовало со стороны ответчика. Иных доказательств, подтверждающих отказ истца предоставить товар для проверки качества, в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ ответчиком не представлено.

До обращения в суд истец обратился в ООО «Рубин-Эксперт», по заключению № 0671-2018 от 15 июня 2018 года которого в сотовом телефоне <данные изъяты> не работает нижний полифонический динамик, причиной возникновения которого послужил производственный недостаток, дефект был заложен при производстве товара и проявился во время эксплуатации товара.

В ходе рассмотрения дела по ходатайству представителя ответчика для определения наличия в товаре указанного истцом недостатка и причин его возникновения была назначена и проведена товароведческая экспертиза, по заключению № СЭ-1041-2019 от 12 февраля 2019 года которой эксперт пришел к выводам:

– по результатам проведенного инструментально-органолептического исследования предоставленного на экспертизу телефона, установлено, что в телефоне <данные изъяты> имеется дефект в виде нерабочего нижнего полифонического динамика;

– по результатам проведенного инструментально-органолептического исследования предоставленного на экспертизу телефона, а также при применении электронной лупы установлено, что нарушений правил сборки комплектующих деталей (в т.ч. полифонического динамика) при проведении работ досудебным экспертом при вскрытии аппарата не обнаружено. Наличие следов и признаков ремонта представленного на экспертизу устройства, замены комплектующих деталей устройства не обнаружено.

– при проведении судебной экспертизы экспертом было сброшено программное обеспечение устройства до заводских настроек, по результатам которого неисправность нижнего полифонического динамика не была устранена, следовательно, эксперт исключает программное воздействие на нижний полифонический динамик. Следы вскрытия обнаружены экспертом и описаны в п. 1 исследовательской части заключения. Каких-либо повреждений устройства после первичного вскрытия не обнаружено. Признаков ремонта и замены комплектующих деталей и частей устройства не обнаружено. Также при проведении инструментально-органолептического исследования каких-либо следов окисления микросхем (в частности нижнего полифонического динамика) не обнаружено, соединительные шлейфы без повреждений и заломов, материнская (системная) плата без повреждений. Не обнаружено следов применения паяльного оборудования и ремонта детали, и всего устройства в целом, детали установлены без каких-либо нарушений сборки. АКБ устройства не деформирована, геометрия не нарушена. Признаков механического, химического и иных воздействий не обнаружено. В связи с чем эксперт исключает причину проявления неисправности нижнего полифонического динамика устройства в виде вышеуказанных действий.

– эксперт исключает эксплуатационный характер дефекта, а равно, данный дефект не мог возникнуть в процессе эксплуатации (но наличие дефекта обнаружилось и проявилось в процессе эксплуатации).

– дефект – неисправный нижний полифонический динамик является производственным дефектом. Эксплуатационный характер исключается экспертом по причине отсутствия признаков каких-либо повреждений и воздействия на данную комплектующую деталь. Отсутствие реагирования разобранного нижнего полифонического динамика на подачу напряжения (внешнее состояние оценивается как новое), свидетельствует об изначально не работающем динамике, то есть при сборке смартфона была использована нерабочая деталь. Для устранения дефекта в смартфоне в виде неработающего нижнего полифонического динамика необходима его замена на рабочую деталь.

– при проведении инструментально-органолептического исследования представленного телефона не обнаружено следов замены нижнего полифонического динамика.

– при проведении инструментально-органолептического исследования представленного телефона не установлено признаков и наличия следов замены в аппарате нижнего полифонического динамика.

– механических повреждений нижнего полифонического динамика после несанкционированного разбора аппарата ООО «Рубин-Эксперт», не являющегося авторизованным сервисным центром компании Apple, не обнаружено (какие-либо повреждения в динамике отсутствуют).

В данном случае суд не усматривает оснований ставить под сомнение достоверность заключения судебной экспертизы, проведенной в рамках гражданского дела, поскольку экспертиза проведена компетентным экспертом, имеющим значительный стаж работы в соответствующих областях экспертизы, рассматриваемая экспертиза проведена в соответствии с требованиями Федерального закона от 31 мая 2001 года N 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” на основании определения суда о поручении проведения экспертизы, эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Проанализировав содержание экспертного заключения, суд приходит к выводу о том, что оно в полном объеме отвечает требованиям ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку содержит подробное описание произведенных исследований, сделанные в результате их выводы и научно обоснованные ответы на поставленные вопросы, в обоснование сделанных выводов эксперт приводит соответствующие данные из имеющихся в распоряжении эксперта документов, основывается на исходных объективных данных, учитывая имеющуюся в совокупности документацию, а также на использованной при проведении исследования научной и методической литературе, в заключении указаны данные о квалификации эксперта, его образовании, стаже работы.

При таких обстоятельствах суд считает, что заключение эксперта отвечает принципам относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств, основания сомневаться в его правильности отсутствуют.

Заключение эксперта подробно, мотивированно, обоснованно, согласуется с материалами дела, эксперт не заинтересован в исходе дела, предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, имеет значительный стаж работы по специальности и стаж экспертной работы, ввиду чего основания не доверять выводам экспертизы у суда отсутствуют. Неясность, неполнота, наличие противоречий в заключении судебной экспертизы не имеют места.

Указанное заключение эксперта судом оценивается в совокупности с документами, имеющимися в материалах дела, а также иными доказательствами, представленными по делу, в соответствии с требованиями ст.67 ГПК РФ.

Оснований не доверять выводам эксперта у суда не имеется, поскольку эксперт имеет необходимую квалификацию, предупрежден об уголовной ответственности и не заинтересован в исходе дела; доказательств, указывающих на недостоверность проведенной экспертизы, либо ставящих под сомнение выводы экспертизы, суду со стороны ответчика не предоставлено.

Согласно части 2 статьи 87 ГПК РФ в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Поскольку у суда не имелось сомнений в правильности и обоснованности имеющегося в деле заключения судебного эксперта, суд при рассмотрении настоящего дела пришел к выводу о том, что оснований для назначения по делу повторной судебной экспертизы не имелось.

В связи с чем суд приходит к выводу о том, что истец, применительно к положениям ст. 18 Закона РФ “О защите прав потребителей”, правомерно избрал один из возможным способов защиты своих прав – право на отказ от исполнения договора купли-продажи.

Доказательств наличия обстоятельств, препятствующих надлежащему исполнению стороной ответчика своих обязательств, предусмотренных ст. 20, абз. 3 п. 5 ст. 18 Закона “О защите прав потребителей”, ответчиком не представлено.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями ст. 123 п.3 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Исходя из изложенного, суд, оценив представленные доказательства в соответствии с требованиями ст.67 ГПК РФ, приходит к выводу о необходимости удовлетворения требования истца о взыскании с ответчика денежных средств в размере 89 190 рублей. При этом суд принимает во внимание то обстоятельство, что со стороны ответчика не представлено достоверных и относимых доказательств, подтверждающих то, что имеющийся дефект в товаре возник по вине потребителя.

Сроки удовлетворения отдельных требований потребителя предусмотрены положениями ст. 22 Закона РФ “О защите прав потребителей”.

Согласно ч. 1 ст. 23 Закона РФ “О защите прав потребителей” за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 настоящего Закона продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

Истцом заявлено требование о взыскании неустойки за просрочку исполнения требования о возврате стоимости товара в размере 78 487, 20 рублей за период с 01.06.2018 года по 27.08.2018 года, а также с момента вынесения решения по день фактического исполнения обязательства.

Исходя из положений приведенных выше правовых норм, предусмотренная Законом Российской Федерации от 07 февраля 1992 года N 2300-1 “О защите прав потребителей” неустойка является мерой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение, в том числе, продавцом, обязательства по своевременному удовлетворению законных требований потребителя, направленной на восстановление нарушенного права потребителя.

По общему правилу неустойка взыскивается до момента исполнения основного обязательства или до момента его прекращения.

В соответствии со ст. 408 ГК РФ обязательство прекращается, в частности, его исполнением.

В ходе рассмотрения дела ответчиком было заявлено о применении положений ст. 333 ГК РФ. В данном случае суд находит заслуживающими внимания заявление ответчика о несоразмерности заявленной суммы неустойки.

Статья 330 ГК РФ признает неустойкой (штрафом, пеней) определенную законом или договором денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Согласно п. 1 ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Таким образом, гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право уменьшения размера неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств независимо от того, является неустойка законной или договорной.

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации именно законодатель устанавливает основания и пределы необходимых ограничений прав и свобод гражданина в целях защиты прав и законных интересов других лиц. Это касается и свободы договора при определении на основе федерального закона таких его условий как размеры неустойки – они должны быть соразмерны указанным в этой конституционной норме целям.

Верховным Судом Российской Федерации в пп. 69, 71 Постановления Пленума от 24 марта 2016 года N 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств” разъяснено, что подлежащая уплате неустойка, установленная законом или договором, в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства, может быть уменьшена в судебном порядке (п. 1 ст. 333 ГК РФ). При взыскании неустойки с иных лиц (не осуществляющих предпринимательскую деятельность) правила ст. 333 ГК РФ могут применяться не только по заявлению должника, но и по инициативе суда, если усматривается очевидная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, свидетельствующие о такой несоразмерности (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ).

При наличии в деле доказательств, подтверждающих явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, суд уменьшает неустойку по правилам ст. 333 ГК РФ.

В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 21 декабря 2000 года N 263-О, положения п. 1 ст. 333 ГК РФ содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба.

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, – на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в п. 1 ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного, размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения, что не может рассматриваться как нарушение ст. 35 Конституции Российской Федерации.

Степень соразмерности заявленного истцом размера неустойки последствиям нарушения ответчиком обязательства является оценочной категорией, поэтому суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела.

Критериями установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательства, длительность неисполнения обязательства и другие обстоятельства. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки (п. 73 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года N 7).

Учитывая конкретные обстоятельства настоящего дела, длительность неисполнения обязательств, принимая во внимание степень возможных финансовых последствий для каждой из сторон, компенсационной природы неустойки и необходимости соблюдения баланса интересов сторон, суд полагает, что заявленная ко взысканию неустойка несоразмерна последствиям неисполнения ответчиком обязательства по возврату истцу уплаченных за товар денежных средств, поскольку превышает стоимость приобретенного истцом товара.

В данной связи суд находит возможным снизить размер неустойки, ограничив его стоимостью товара, – 81 190 рублей.

По мнению суда, данная сумма неустойки в указанном размере в наибольшей степени обеспечивает соблюдение баланса интересов сторон, восстановление нарушенных прав истца и не отразится на деятельности ответчика.

Поскольку в процессе судебного разбирательства был установлен факт нарушения ответчиком прав истца, являющегося потребителем, то на основании ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» истец вправе требовать с ответчика компенсации морального вреда.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Таким образом, суд полагает возможным удовлетворить требования истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда, учитывая конкретные обстоятельства дела, требования разумности и справедливости, считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца в качестве компенсации морального вреда 10 000 рублей.

В соответствии с ч.6 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. В связи, с чем с ответчика подлежит взысканию в пользу истца штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в сумме 94 190 рублей.

При этом суд не находит оснований для применения положений ст. 333 ГК РФ в силу следующего.

Согласно ч. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую ответчик обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения.

Штраф является разновидностью неустойки.

В соответствии со ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Конституционный Суд РФ в Определении от 21 декабря 2000 года N 263-О указал, что положения п. 1 ст. 333 ГК РФ содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба.

Применение санкций, направленных на восстановление прав потребителя, нарушенных вследствие ненадлежащего исполнения обязательства, должно соответствовать последствиям нарушения, но не должно служить средством обогащения потребителя.

В данном случае размер взыскиваемого штрафа соразмерен последствиям нарушенного обязательства, оснований для уменьшения размере штрафа не имеется.

Вместе с тем суд не находит оснований для удовлетворения требования истца о взыскании с ответчика расходов по оплате услуг по оплате досудебной экспертизы в размере 8 500 рублей.

В силу ст. 15 ГК РФ, ч. 2 ст. 13 Закона РФ “О защите прав потребителей”, потребитель вправе потребовать полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие продажи товара ненадлежащего качества.

В данном случае суд приходит к тому, что данные расходы не являлись необходимыми, поскольку в соответствии с Законом РФ “О защите прав потребителей”, если в товаре выявлен недостаток в период гарантийного срока, то обязанность по доказыванию лежит на продавце, оснований для проведения досудебной экспертизы не имелось.

Согласно ст. 100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Истцом заявлены требования о взыскании с ответчика расходов на оплату юридических услуг в размере 15 000 рублей, с учетом сложности дела, исходя из принципа разумности, суд полагает возможным взыскать с ответчика в пользу истца в счет оплаты юридических услуг в размере 15 000 рублей.

В соответствии с п.1 ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В связи, с чем с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в сумме 5 067, 6 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Джус М.С. – удовлетворить частично.

Взыскать с АО «Русская Телефонная Компания» в пользу Джус М.С. денежные средства в размере 89 190 рублей, неустойку в размере 89 190 рублей, компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей, штраф в размере 94 190 рублей, судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 15 000 рублей.

В остальной части исковых требований – отказать.

    Взыскать с АО «Русская Телефонная Компания» в доход местного бюджета госпошлину в размере 5 067, 6 рублей.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца с момента изготовления решения суда в окончательном виде путем подачи апелляционной жалобы через Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга.

Судья

Ознакомиться с решением суда можно на сайте Куйбышевского районного суда города Санкт-Петербурга по этой ссылке.