Generic selectors
Искать точные соответствия
Искать в заголовках
Искать в содержании
Искать в записях
Generic selectors
Искать точные соответствия
Искать в заголовках
Искать в содержании
Искать в записях

Решение суда о расторжении договора купли-продажи автомобиля Рено Каптюр по причине не устранения шума в двигателе

Покупателем был приобретен автомобиль Рено Каптюр. В ходе эксплуатации автомобиля покупателем покупателем обнаружены посторонние шумы и стук при работе двигателя, в связи с чем он обратился к официальному дилеру производителя, а также с письменным требованием к производителю об устранении недостатка двигателя  в удовлетворении которого ему было отказано со ссылкой на то, что двигатель работает нормально, имеет место лишь эксплуатационный шум. Просьба покупателя заменить автомобиль на исправный результата также не принесла. Покупатель обратился в суд с исковым заявлением.

Решением суда в пользу покупателя была взыскана сумма, уплаченная по договору купли-продажи автомобиля, в размере 1 145 000 руб., неустойка в размере 500 000 руб., сумма за ремонт автомобиля в размере 3 157 руб. 40 коп., проценты по кредитному договору в размере 69 159 руб. 19 коп., компенсация морального вреда в размере 20 000 руб., штраф в размере 500 000 руб.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

21 августа 2019 года                                г. Барнаул

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе

председательствующего Науменко Л.А.,

судей Параскун Т.И., Медведева А.А.

при секретаре Рогожиной И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Носова В. П. к ЗАО «Рено Россия» о защите прав потребителей

по апелляционной жалобе ответчика ЗАО «Рено Россия» на решение Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 30 апреля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Науменко Л.А., пояснения представителей ответчика Авдащенко Ю.И., третьего лица ООО «Анкор» – Павленко И.А., представителя истца – Майера А.А., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Носов В.П. обратился в суд, просил взыскать с ЗАО «Рено Россия» уплаченную за автомобиль Рено Каптюр, 2017 года выпуска, сумму в размере 1 145 000 руб., проценты по кредитному договору от ДД.ММ.ГГ *** в размере 69079,19 руб., неустойку за нарушение требования о возврате денежных средств в размере 2 186 950 руб., расходы на ремонт автомобиля в размере 3157 руб. 40 коп., компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб., штраф 50% от присужденной суммы.

В обоснование требований указывает, что ДД.ММ.ГГ между ним и ООО «Автокредо» был заключен договор купли-продажи автомобиля Рено Каптюр, 2017 года выпуска, стоимостью 1 145 000 руб. ДД.ММ.ГГ данный автомобиль передан ему по акту приема-передачи. Автомобиль оснащен механической коробкой передач (МКПП). В июне 2018 года во время эксплуатации автомобиля при пробеге 9395 км стал проявляться недостаток, выразившийся в постороннем шуме и стуке из коробки передач при начале движения и непосредственно самого движения на любой передаче. Полагает, что причиной шума явился производственный недостаток. По данному факту он обратился на горячую линию ЗАО «Рено Россия», а также в дилерский центр Рено в г. Барнауле. В ходе проверки работы двигателя автомобиля посторонний шум был установлен, но для точной диагностики необходимо было произвести разборку МКПП, однако ответчик отказал дилерскому центру в разборе, так как данный недостаток не влияет на работу МКПП. ДД.ММ.ГГ в адрес ЗАО «Рено Россия» им было направлено требование о проведении проверки качества автомобиля и незамедлительном безвозмездном устранении недостатков. ДД.ММ.ГГ в ответ на претензию ответчик отказал в удовлетворении требований в связи с тем, что из аудиозаписи шума специалисты не выявили каких-либо особенностей, свидетельствующих о неисправности агрегата и признали его нормальным эксплуатационным шумом. Посторонний шум и стук, исходящий из коробки передач, продолжал проявляться, а с даты получения требования об устранении недостатков прошло более 45 дней. ДД.ММ.ГГ истец направил ответчику требование о замене автомобиля на аналогичный автомобиль этой же марки. На данное требование он ответа не получил.

Представитель истца Майер А.А. в ходе рассмотрения дела пояснил, что истец в течение длительного периода времени был фактически лишен возможности использовать автомобиль по причине наличия производственного дефекта, устранять который ответчик отказался.

    Представитель ответчика Гордюшин Е.А. возражал против удовлетворения иска.

Решением Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 30 апреля 2019 года иск удовлетворен частично.

С ЗАО «Рено Россия» в пользу Носова В.П. взыскана сумма, уплаченная по договору купли-продажи автомобиля, в размере 1 145 000 руб., неустойка в размере 500 000 руб., сумма за ремонт автомобиля в размере 3 157 руб. 40 коп., проценты по кредитному договору в размере 69 159 руб. 19 коп., компенсация морального вреда в размере 20 000 руб., штраф в размере 500 000 руб. В остальной части в удовлетворении иска отказано.

На Носова В.П. возложена обязанность возвратить автомобиль Renau Kaptur, гос. номер ***, год выпуска 2017 ЗАО «Рено Россия» после выплаты взысканных по решению суда сумм.

С ЗАО «Рено Россия» в бюджет муниципального образования городского округа – город Барнаул Алтайского края взыскана государственная пошлина в размере 17 086 руб. 58 коп.

ЗАО «Рено Россия» в апелляционной жалобе просит решение суда отменить и принять новое об отказе в удовлетворении иска. В обоснование указывает, что судебная экспертиза проведена с грубейшими нарушениями, выводы эксперта не соответствуют действительности и основаны на субъективном мнении лица, проводившего исследование.

При этом судом установлена неисправность переднего подшипника первичного вала МКПП на основании этого заключения.

Ответчиком получено консультационное мнение специалиста, из которого следует, что заключение эксперта является технически не аргументированным, результаты инструментальных измерений и анализ нормативно-технической документации в заключении эксперта отсутствуют.

В связи с этим выводы судебной автотехнической экспертизы не являются обоснованными и не могут быть положены в основу решения суда.

Ответчиком после допроса эксперта было заявлено ходатайство о назначении по делу повторной экспертизы, в удовлетворении которого было отказано, при этом представленное консультационное мнение специалиста не было судом исследовано и оценено.

Вывод суда первой инстанции о том, что недостаток автомобиля не был устранен ответчиком в течение 45 дней, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Судом установлено, что спорный недостаток автомобиля был устранен сотрудниками дилера за счет средств и по желанию истца в ходе проведения судебной экспертизы путем замены неисправного подшипника. Факт согласия истца на устранение спорного недостатка подтверждается оплатой ремонта, который был принят без замечаний

Эти действия истца противоречат его позиции в судебном споре, что свидетельствует о недобросовестности поведения истца.

Требования истца о взыскании с ответчика процентов по кредитному договору и расходов на ремонт являются необоснованными, данные требования являются производными от основного. Какие-либо основания для возврата автомобиля отсутствуют, поскольку истцом фактически избран иной способ защиты своих прав. Сам факт наличия производственного недостатка не подтвержден достаточными и надлежащими доказательствами.

Требование о взыскании с ответчика неустойки не могло быть удовлетворено, т.к. ответчик никаких прав истца не нарушал. Размер неустойки необоснованно завышен, не применены надлежащим образом положения статьи 333 ГК, в связи с чем ответчик полагает, что она должна быть снижена судом апелляционной инстанции.

Требование о взыскании с ответчика штрафа не могло быть удовлетворено, т.к. ответчик никаких прав истца не нарушал, размер штрафа также завышен и подлежит снижению

Судом не было учтено, что истец пользовался автомобилем с 2017 года, фактически реализовал свое право на устранение недостатков автомобиля, взыскание штрафа повлечет неосновательное обогащение на стороне истца, т.к. значительно превышает последствия, которые причинены истцу в результате нарушения обязательства.

Истцом не доказан факт причинения ему морального вреда ответчиком, поэтому требование о взыскании компенсации удовлетворению не подлежит.

Представитель ответчика в судебном заседании суда апелляционной инстанции поддержал доводы апелляционной жалобы, как и представитель третьего лица на стороне ответчика – ООО «Анкор».

Представителем ответчика кроме того было заявлено ходатайство о назначении повторной экспертизы.

Представитель истца возражал против удовлетворения жалобы, полагая, что решение суда является законным и обоснованным, а также против назначения экспертизы.

Другие лица, участвующие в деле, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о времени и месте рассмотрения гражданского дела извещены надлежаще, об уважительности причин неявки судебную коллегию не уведомили, что в силу ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием рассмотрения гражданского дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы согласно ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК), судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Судебной коллегией ходатайство стороны ответчика о назначении по делу повторной экспертизы было отклонено в связи с необоснованностью, а также поскольку в материалах дела достаточно доказательств для установления имеющих значение для разрешения спора обстоятельств.

Суд первой инстанции при разрешении спора установил все существенные обстоятельства, правильно применил закон, выводы суда обоснованны, соответствуют закону и обстоятельствам дела.

Согласно п. 8 ст. 5 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» изготовитель (продавец) несет ответственность за недостатки товара, обнаруженные в течение срока действия дополнительного обязательства, в соответствии с абзацем вторым пункта 6 статьи 18 названного Закона.

В соответствии с п. 1 ст. 18 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» потребитель в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, по своему выбору вправе потребовать замены на товар этой же марки (этих же модели и (или) артикула); потребовать замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены; потребовать соразмерного уменьшения покупной цены; потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом; отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы. По требованию продавца и за его счет потребитель должен возвратить товар с недостатками.

В отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в одном из следующих случаев:

обнаружение существенного недостатка товара;

нарушение установленных указанным Законом сроков устранения недостатков товара;

невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.

Согласно Перечню технически сложных товаров, утв. Постановлением Правительства РФ от 10.11.2011 № 924, к таким товарам относятся легковые автомобили (пункт 2 Перечня).

В силу п. 3 ст. 18 Закона «О защите прав потребителей» потребитель вправе предъявить требования, указанные в абзацах втором и пятом пункта 1 данной статьи (замена товара, устранение недостатка), изготовителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру. Вместо предъявления этих требований потребитель вправе возвратить изготовителю или импортеру товар ненадлежащего качества и потребовать возврата уплаченной за него суммы.

В соответствии с п. 1 ст. 20 Закона «О защите прав потребителей» если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней.

Согласно абзацу второму п. 6 ст. 18 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Исходя из системного толкования приведенных норм, потребитель вправе предъявить к изготовителю требование о безвозмездном устранении недостатка, а также требование о взаимном возврате товара и уплаченной за него цены. При этом выбор способа защиты осуществляется потребителем.

Обстоятельствами, имеющими существенное значение для разрешения спора по настоящему делу, являются: факт обнаружения недостатка, характер и причина появления выявленного недостатка, соблюдение производителем установленного срока устранения выявленного недостатка (не более 45 дней); при этом в иске может быть отказано в случае установления факта нарушения потребителем правил использования автомобиля (вина потребителя) или при установлении действия непреодолимой силы. Бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на ответчике.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, Носов В.П. по договору № АД-263 розничной купли-продажи от ДД.ММ.ГГ приобрел у ООО «АВТОКРЕДО» за 1 145 000 руб. автомобиль Рено Каптюр, 2017 года выпуска, стоимостью 1 145 000 руб., с механической коробкой передач (МКПП). В договоре указано, что изготовителем автомобиля является ЗАО «Рено Россия». ДД.ММ.ГГ автомобиль передан покупателю.

В июне 2018 года покупателем обнаружены посторонние шумы и стук при работе двигателя, в связи с чем он обратился к официальному дилеру производителя – ООО «Анкор», а также с письменным требованием к производителю об устранении недостатка двигателя (получено ДД.ММ.ГГ), в удовлетворении которого ДД.ММ.ГГ было отказано со ссылкой на то, что двигатель работает нормально, имеет место лишь эксплуатационный шум.

ДД.ММ.ГГ Носов В.П. направил ответчику письменное требование о замене автомобиля на аналогичный автомобиль той же марки, указав, что посторонний шум при работе двигателя продолжает проявляться, после предъявления требования об устранении недостатка прошло более 45 дней (л.д. 13-15). ДД.ММ.ГГ истец обратился с аналогичным требованием в суд.

В ходе рассмотрения дела изменил требования, просил обязать ответчика вернуть уплаченную за автомобиль сумму, взыскать неустойку, компенсацию морального вреда, штраф.

    Вопреки доводам апелляционной жалобы, потребитель правомерно избрал указанный способ защиты именно в связи с неустранением выявленного недостатка в установленный законом срок.

    Судом при разрешении спора учтены разъяснения, содержащиеся в п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», согласно которым нарушение срока устранения недостатков товара является самостоятельным и достаточным основанием для удовлетворения требований потребителя об отказе от исполнения договора купли-продажи и о возврате уплаченной за товар денежной суммы.

    Факт наличия недостатка и его производственный характер подтверждается заключением эксперта ****** от ДД.ММ.ГГ ФБУ «Алтайская ЛСЭ Минюста России», согласно которому у автомобиля Рено Каптюр, р/з Х200ХХ22 имелась неисправность переднего подшипника первичного вала механической коробки переключения передач (МКПП), выразившаяся в преждевременном его износе из-за недостатка или утраты свойств смазки. При этом в процессе демонтажа МКПП установлено отсутствие признаков монтажно-демонтажных воздействий, не выявлено незаводской разборки-сборки коробки, следовательно некачественная, либо недостаточная смазка и, как следствие, преждевременный износ подшипника, является производственным дефектом. Признаков нарушения правил эксплуатации экспертом не обнаружено, выявленная неисправность не связана с ранее проведенными работами или с техническим обслуживанием автомобиля.

    Ответчиком в суде первой и апелляционной инстанции были заявлены ходатайства о проведении повторной экспертизы, которые отклонены.

В соответствии с ч. 2 ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

    В данном случае заключение эксперта оспаривалось ответчиком со ссылкой на его необоснованность, в подтверждение чего представлено консультационное мнение специалиста ИП Нагай С.Г. от ДД.ММ.ГГ (л.д. 153-160), в котором вывод о технической необоснованности, необъективности и недостоверности заключения эксперта сделан на основе следующих суждений: указание в заключении эксперта на выявленный «посторонний шум» при работе МКПП необоснованно, поскольку не описана тональность звука, не проведены измерения его уровня, сравнительные исследования; выявление экспертом «ощутимого люфта» подшипника также произведено без каких-либо измерений, примененное выражение не является техническим термином; указание эксперта на то, что по технологии ремонта подшипники КПП в случае неравномерного или шумового вращения подлежат замене, сделано без ссылки на источники, в связи с чем невозможно проверить правильность этого суждения; выявление экспертом «на одном из снятых контактных уплотнений с внутренней стороны следов продуктов коррозии, что возможно является следствием попадания влаги из-за ненадлежащего хранения подшипника до его установки в МКПП», могло быть следствием реакции в результате воздействия очищающего раствора, использованного для промывки подшипника, либо следствием недостаточных очищающих свойств примененного раствора, который экспертом не указан; экспертом был использован разрушающий метод исследования – разрезаны наружная обойма и сепаратор подшипника, что исключает возможность сборки и установки подшипника на МКПП для дальнейшей проверки акустических явлений, зафиксированных по результатам ходовых испытаний ТС; экспертом не дается оценка состоянию и физико-химическим характеристикам использованных в подшипнике смазочных материалов, их количеству (объему), эти материалы не исследованы, следовательно, вывод об утрате свойств смазки и ее недостаточности является неаргументированным; вывод о производственном характере выявленного дефекта сделан без ссылки на нормативные документы, регламентирующие требования к подшипникам, лишь на основе отсутствия признаков нарушения правил эксплуатации, при этом в заключении не указано, какие именно правила эксплуатации приняты экспертом во внимание, следовательно, вывод об отсутствии нарушений этих правил также необоснован; вывод о том, что выявленная неисправность не связана с ранее проведенными работами или техническим обслуживанием автомобиля мог быть сделан только путем анализа влияния ремонтных воздействий или операций по обслуживанию с предварительным ознакомлением с технологией их производства, но в заключении отсутствуют ссылки на сервисную документацию завода-изготовителя, которая экспертом не использовалась и не анализировалась, то есть неизвестна эксперту; выводы эксперта о стоимости затрат на устранение дефектов не обоснованы ссылками на нормативную документацию, а также на расценки официального дилера.

    Судебная коллегия полагает, что указанное консультационное мнение не могло послужить основанием для сомнений в правильности и обоснованности оспариваемого заключения экспертизы и назначения повторной экспертизы.

Суждения о недостаточном исследовании и неправильном описании выявленных в процессе экспертного исследования «постороннего шума» и «ощутимого люфта» не имеют значения, поскольку выявление этих признаков неисправности автомобиля явилось лишь поводом к демонтажу и исследованию МКПП, а затем подшипника переднего вала. Сами по себе указанные явления являются лишь проявлением выявленного в дальнейшем недостатка, а не собственно дефектами автомобиля, поэтому не требовали такого тщательного исследования и описания, как указано в консультационном мнении. Также обнаружение экспертом ржавчины на подшипнике не учитывалось им в качестве недостатка, либо причины его образования, в связи с чем установление момента и причины появления «следов коррозии» не имеет значения для разрешения спора, как и состав использованного для промывки подшипника раствора. Использованный экспертом разрушающий метод исследования являлся оправданным, поскольку позволил выявить факт преждевременного износа подшипника, выразившегося в прикатанной зеркальной поверхности дорожек качения внутренней и наружной обоймы, а также в виде начальных поверхностных разрушений, которые были зафиксированы экспертом и ответчиком не опровергнуты. В консультационном мнении специалиста факт преждевременного (до истечения полугода с момента начала эксплуатации) износа подшипника также не оспаривается. То обстоятельство, что этот дефект является производственным, подтверждается объективно отсутствием признаков разборки МКПП с момента покупки истцом нового автомобиля до проведения данного экспертного исследования.

Ссылки на неправильное определение размера расходов, необходимых для устранения недостатка, не направлены на защиту прав и интересов ответчика, поскольку размер этих расходов по настоящему делу имеет значение лишь для установления существенности выявленного недостатка, поскольку требование о взыскании таких расходов не заявлено и судом не рассматривалось. Так, экспертом сделан вывод о несущественности выявленного недостатка, который соответствует интересам ответчика. Если определенный экспертом размер расходов завышен, то указанный вывод не изменится. В случае занижения расходов оспаривание вывода эксперта прямо противоречит интересам ответчика.

Таким образом все доводы консультационного мнения являются надуманными и не свидетельствуют о неправильности выводов эксперта.

Оплата истцом работ по замене неисправного подшипника, вопреки доводам апелляционной жалобы, не свидетельствует о выборе иного способа защиты права, поскольку проведение этих работ явилось прямым следствием повреждения подшипника в результате экспертного исследования, то есть было вынужденным для истца, который иначе не мог бы забрать свой автомобиль после экспертного исследования, когда результат рассмотрения дела еще не был известен. Более того, если ответчик полагал, что таким образом производится удовлетворение требований потребителя, то ремонт, как гарантийный, должен был проводиться бесплатно, и сам факт предъявления истцу счета на оплату в этом случае также является нарушением прав потребителя.

При таких обстоятельствах решение суда об удовлетворении иска о возврате оплаченной за автомобиль цены соответствует закону и установленным обстоятельства дела. Если иное не установлено законом, убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению в полной сумме сверх неустойки (пени), установленной законом или договором

Согласно п.п. 1, 2 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» за нарушение прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) несет ответственность, предусмотренную законом или договором.

С учетом изложенного взыскание с ответчика оплаченных истцом процентов по договору кредита, заключенному с целью покупки автомобиля, соответствует приведенным нормам, а также п. 6 ст. 24 Закона «О защите прав потребителей», доводы апелляционной жалобы об оспаривании решения суда в этой части не основаны на законе.

    Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» сам факт нарушения прав потребителя достаточен для взыскания компенсации морального вреда в соответствии со ст. 15 Закона «О защите прав потребителей». Определенная судом компенсация морального вреда соответствует обстоятельствам причинения вреда, степени вины ответчика, характеру причиненных истцу страданий, в связи с чем по доводам апелляционной жалобы судебная коллегия не находит оснований для отмены,

либо изменения решения суда в этой части.

    Взыскивая с ответчика неустойку в соответствии с п. 1 ст. 23 Закона «О защите прав потребителей» и штраф на основании п. 6 ст. 13 указанного Закона, суд, применив положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, снизил размер неустойки с 1 797 650 руб. до 500 000 руб., и размер штрафа с 868 658,25 руб. также до 500 000 руб.

    Принимая во внимание установленные обстоятельства дела, а именно незначительный срок эксплуатации истцом приобретенного им нового автомобиля до момента проявления недостатка, позицию ответчика, последовательно длительное время отказывавшегося исполнять законные требования потребителя без достаточных оснований, наступившие для истца последствия в виде невозможности эксплуатировать транспортное средство, необходимости неоднократного обращения к ответчику, игнорировавшему его законные требования, судебная коллегия соглашается с определенным судом размером штрафа и неустойки и не находит оснований для их дальнейшего снижения.

В связи с изложенным судебная коллегия полагает, что апелляционная жалобы не подлежит удовлетворению, основания для отмены, либо изменения оспариваемого решения суда не установлены.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

решение Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 30 апреля 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика ЗАО «Рено Россия» – без удовлетворения.

Ознакомиться с решением суда апелляционной инстанции можно на сайте Алтайского краевого суда по этой ссылке.