Generic selectors
Искать точные соответствия
Искать в заголовках
Искать в содержании
Искать в записях
Generic selectors
Искать точные соответствия
Искать в заголовках
Искать в содержании
Искать в записях

Решение суда о расторжении договора купли-продажи автомобиля ГАЗ, который часто находился на гарантийном ремонте

Покупателем был приобретен автомобиль ГАЗ. В ходе эксплуатации транспортного средства покупателем была обнаружена протечка масла из двигателя. Владелец автомобиля неоднократно обращался в автосалон с просьбой устранить выявленный недостаток, однако ряд гарантийных ремонтов, сроки которых были к тому же затянуты ответчиком к желаемому результату не привели. Претензионные письма потребителя остались без внимания – в добровольном порядке расторгнуть договор купли -продажи автомобиля ответчик отказался. Покупатель обратился с исковым заявлением в суд. Решением суда первой, а в последующем и апелляционной инстанции требования покупателя были удовлетворены.

ПРИМОРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 ноября 2019 года


Судебная коллегия по гражданским делам <адрес>вого суда
в составе председательствующего ФИО10,
судей: Марченко О.С., Павлуцкой С.В.,
при секретаре ФИО6,
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО1 к ООО “Восток-ДВ”, ООО “Восток-УАЗ” о защите прав потребителей, расторжении договора, взыскании денежных средств, убытков, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, по апелляционной жалобе ООО “Восток-ДВ” на решение Ленинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, которым исковые требования удовлетворены были частично.
Заслушав доклад судьи ФИО10, объяснения истца В., представителя истца К.А.Н., возражения представителей ответчика ООО “Восток-ДВ” К.С., представителя ответчика ООО “Восток-УАЗ” К.А.А., судебная коллегия

установила:

ФИО1 обратился с иском к ООО “Восток-ДВ”, указав, что 09.08.2016 г. им заключен договор купли-продажи за N В0083 автомобиля марки…, грузовой фургон цельнометаллический, 2015 года выпуска, цена которого составила 728600 руб., оплата осуществлена за счет привлечения кредитных средств (потребительский кредит с ООО “Русфинанс Банк”). В процессе эксплуатации приобретенного ТС он неоднократно, более 12 раз за период менее чем один год, обращался к ответчику за устранением выявленных недостатков, срок устранения недостатков составлял от 03 до 57 дней. В связи с нарушением срока устранения недостатков им в адрес ответчика была направлена письменная претензия с требованием о расторжении договора купли-продажи автомобиля и возврате стоимости транспортного средства, ответ на которую не получен, денежные средства не возвращены.
Соответчиком судом привлечено ООО “Восток-УАЗ”, производившее ремонтные работы транспортного средства истца.
Истец, уточнив иск, просил расторгнуть договор купли-продажи автомобиля марки ГАЗ-27057, грузовой фургон цельнометаллический, 2015 года выпуска, N В0083 от 09.08.2016 г., взыскать стоимость транспортного средства в сумме 728 600 руб., убытки в сумме 195110,44 руб., неустойку за просрочку выполнения требования истца по претензии о расторжении договора в сумме 2979974 руб. по состоянии на ДД.ММ.ГГГГ, неустойку в размере 1% в день от суммы 728600 руб. по день фактического исполнения решения суда, неустойку за нарушение сроков устранения недостатков в сумме 87432 руб., компенсацию морального вреда в сумме 200000 руб., штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом. Надлежащим ответчиком полагали именно продавца автомашины – ООО “Восток-ДВ”, поскольку с ним заключен у истца договор купли-продажи.
Ответчик ООО “Восток-ДВ” иск не признало, считает себя ненадлежащим ответчиком, поскольку данная организация не осуществляет ремонт автомобилей, этим непосредственно занимается ООО “Восток-УАЗ”.
Ответчик ООО “Восток-УАЗ” иск не признал, считает, что истец уклонялся от получения транспортного средства после ремонта.
Представитель Управления Роспотребнадзора по ПК, привлеченный к участию в деле для дачи заключения, в суд не явился. В письменном заключении указал, что исковые требования В. являются законными и обоснованными и подлежат удовлетворению судом.
Судом постановлено решение, был расторгнут договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ N В0083 автомобиля марки ГАЗ-27057, грузовой фургон цельнометаллический, 2015 года выпуска, заключенный между ООО “Восток-ДВ” и ФИО1 С ООО “Восток-ДВ” в пользу ФИО1 взыскана стоимость автомашины 728600 рублей, убытки в сумме 28745,05 рублей, неустойка за просрочку исполнения требования о расторжении договора в сумме 728600 рублей, неустойку за нарушение сроков устранения недостатков в размере 87432 рубля, компенсация морального вреда в сумме 20000 рублей, штраф в размере 50% от суммы 796688,5 рублей. В остальной части иска было отказано. Истцу разъяснено право на компенсацию убытков по кредиту путем предъявления самостоятельного иска. В доход муниципального бюджета с ООО “Восток-ДВ” взыскана госпошлина 20150,33 рублей.
С таким решением не согласился ответчик ООО “Восток-ДВ”, в апелляционной жалобе ФИО2 ставится вопрос об отмене решения как незаконного и необоснованно и принятии нового об отказе в удовлетворении иска в полном объеме, поскольку истец уклонялся от получения машины после ремонта, выявленные недостатки не являлись существенными и не препятствовали эксплуатации транспортного средства.
В судебном заседании апелляционной инстанции ФИО2 ответчика ООО “Восток-ДВ”, доводы апелляционной жалобы поддержали в полном объеме.
ФИО2 ответчика ООО “Восток-УАЗ”, считает решение суда незаконным.
Истец, его ФИО2 против удовлетворения жалобы возражали, просили решение суда оставить без изменения.
Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание апелляционной инстанции не явились, о дате, времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, что подтверждается материалами гражданского дела.
Обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела в пределах, установленных частью 1 статьи 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия полагает решение не подлежащим отмене, а апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению, в силу следующего.
Согласно ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
В соответствии с требованиями ст. ст. 15, 333 ГК РФ, ст. ст. 4, 13, 15, 18, 20, 22, 23, 24, 29, 45, 46 Закона РФ N 2300-1 от 07.02.1992 “О защите прав потребителей”, приведя п. 34 Постановления Пленума ВС РФ N 17 от 28.06.2012 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”, руководствуясь ст. ст. 94, 98, 100, 103 ГПК РФ, – суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о частичном удовлетворении требований истца.
Как установлено судом и следует из материалов дела, 09.08.2016 г. между ООО “Восток-ДВ” и В. был заключен договор N N купли-продажи автомобиля марки ГАЗ в стандартной спецификации, тип ТС: грузовой фургон цельнометаллический, 2015 года выпуска, VIN: N. Стоимость указанного ТС составила 728600 руб. и была оплачена истцом в полном объеме, в том числе за счет кредитных средств (Договор потребительского кредита N 1425302-Ф от 09.08.2016 г. с ООО “Русфинанс Банк”), автомобиль приобретен для личных и семейных нужд, доказательств обратного материалы дела не содержат.
С момента приобретения транспортного средства, истец неоднократно обращался к ответчику ООО “Восток-ДВ” за устранением недостатков, выявленных в ходе эксплуатации ТС в период гарантийного обслуживания.
Так, первоначально истец обратился за обслуживанием и ремонтом автомобиля 05.09.2016 г., далее ФИО1 обращался и получал гарантийный ремонт транспортного средства усилиями ответчика 03.11.2016 г.
08.02.2017 г. в отношении транспортного средства, представленного на гарантийный ремонт, истцом заявлена неисправность – течь масла из двигателя (ДВС) автомашины, данный дефект в дальнейшем проявлялся неоднократно, и явился основанием для обращения истца с претензией о расторжении договора купли-продажи транспортного средства.
Далее истцу предоставлялись услуги гарантийного ремонта 18.03.2017 г., 30.03.2017 г., 07.06.2017 г. ответчиком произведены работы по гарантийному и коммерческому ремонту автомашины истца, гарантийный ремонт осуществлен в связи с повторным выявлением течи масла.
06.11.2017 г. зафиксировано очередное обращение истца к ответчику с указанием неисправности – течь масла из двигателя (ДВС), ответчиком производится ремонт, в том числе 15.11.2017 г.
01.12.2017 г., ответчиком оформлена заявка от истца за N ВУ 0015702 с идентичной заявленной неисправностью – течь масла из двигателя (ДВС) автомашины. В то же время, как установлено судом первой инстанции, заявка не имеет подписи истца и противоречит акту от 28.11.2017 г. об обращении истца с указанной неисправностью – течь масла ДВС, подписанной обеими сторонами (истцом и ответчиком).
Ссылаясь на длительные сроки, в течение которых неисправность не была устранена, 19.01.2018 г. ФИО1 обратился к ответчику ООО “Восток-ДВ” с письменной претензией. Судом первой инстанции была дана оценка представленному стороной ответчика письменному ответу на претензию истца от 26.01.2018 г. – истцу сообщается о произведенном ремонте автомашины, и, принимая во внимание отсутствие доказательств направления или вручения ответа истцу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что о произведенном ремонте своей автомашины по обращению от ДД.ММ.ГГГГ истец узнал от ответчика по электронной почте только 06.03.2018 г., то есть, с нарушением установленного законом срока.
Материалами дела, в том числе ответом на претензию ООО “Восток-ДВ” от 06.03.2018 г., подтверждается факт нахождения автомашины истца в ремонте в период времени с 01.12.2017 г. до 23.01.2018 г., в течение указанного времени Ответчиком был произведен гарантийный ремонт двигателя внутреннего сгорания автомобиля истца, замена блока цилиндров, срок гарантийного ремонта составил 57 дней после сдачи ТС в ремонт.
Согласно п. 1 ст. 20 Закона о защите прав потребителей, если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней.
Пунктом 1 ст. 18 Закона о защите прав потребителей установлено, что в отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в одном из следующих случаев: обнаружение существенного недостатка товара; нарушение установленных настоящим Законом сроков устранения недостатков товара; невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.
Как следует из пп. “в” п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”, под существенным недостатком товара (работы, услуги), при возникновении которого наступают правовые последствия, предусмотренные ст. 18 и 29 Закона, следует понимать недостаток товара (работы, услуги), который не может быть устранен без несоразмерной затраты времени, то есть, такой недостаток, на устранение которого затрачивается время, превышающее установленный соглашением сторон в письменной форме и ограниченный сорока пятью днями срок устранения недостатка товара, а если такой срок соглашением сторон не определен, – время, превышающее минимальный срок, объективно необходимый для устранения данного недостатка обычно применяемым способом.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 38 указанного постановления Пленума, отказ от исполнения договора купли-продажи либо требование о замене технически сложного товара могут быть удовлетворены при нарушении установленных Законом о защите прав потребителей сроков устранения недостатков товара (ст. ст. 20, 21, 22 Закона).
Таким образом, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что ответчиком при производстве гарантийных ремонтных работ были нарушены положения статьи 20 Закона о защите прав потребителей в части исполнения ремонтных работ по устранению недостатков в сроки, превышающие 45 дней, с момента сдачи автомобиля в ООО “Восток-ДВ”, доказательства того, что до вышеуказанной даты – ДД.ММ.ГГГГ, автомобиль был отремонтирован, и истец мог его забрать, в судебное заседание представлены не были, ответчиками данные обстоятельства не оспорены, в период ремонта его срок письменным соглашением сторон не продлялся, доказательств обратного материалы дела не содержат.
Оценивая доводы искового заявления о существенном характере недостатков транспортного средства, суд первой инстанции принял во внимание заключение судебной автотехнической экспертизы, подготовленной ФГУ Дальневосточный региональный Центр судебной экспертизы МинЮст РФ от 09.11.2018 г. за N.
Так, экспертом в ходе исследования транспортного средства истца подтверждена заявленная ранее неисправность – течь масла из двигателя (ДВС), при этом судом первой инстанции установлено, что после сдачи транспортного средства на гарантийный ремонт автомобиль находился на СТО ответчика ООО “Восток-УАЗ” и ФИО1 не эксплуатировался.
Вопреки доводам апелляционной жалобы, судом первой инстанции по результатам допроса в судебном заседании эксперта ФГУ Дальневосточный региональный Центр судебной экспертизы МинЮст РФ подтверждено наличие неисправности – течь масла ДВС, на вопросы суда и участников процесса эксперт указал, что эксплуатация автомобиля с такой неисправностью запрещена ПДД. Само по себе обстоятельство прибытия истца для проведения гарантийного ремонта на транспортном средстве “своим ходом”, не свидетельствует о возможности беспрепятственного и правомерного эксплуатирования транспортного средства с установленной неисправностью.
Также судом обоснованно применены к отношениям сторон положения п. 3 ст. 79 ГПК РФ, так как ФИО2 ответчика ООО “Восток-УАЗ”, при обсуждении вопроса назначения экспертизы, ссылался на хранение деталей ТС, необходимых для проведения экспертизы, на СТО (т. 1, л.д. 236), при этом допрошенный в судебном заседании эксперт пояснил, что детали от ремонта а/м истца ответчиком ему для исследования и ответа на поставленные судом вопросы предоставлены не были, поскольку, со слов ответчика, детали не были сохранены и уничтожены.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что факт непредоставления деталей автомашины ответчиком свидетельствует об уклонение от производства экспертизы и дополнительно доказывает факт того, что неисправность, заявленная истцом 28.11.2017 г. – течь масла в ДВС, не была устранена ответчиком в ходе ремонта ТС.
Проведение экспертизы было поручено эксперту с большим опытом экспертной работы, высоким уровнем профессиональной подготовки. Кроме того, эксперт был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, ввиду чего, у суда не имелось оснований не доверять его выводам, принимая также во внимание, что эксперт, проводивший указанную экспертизу, – допрошен судом первой инстанции.
Применяя к отношениям сторон положения ст. 18 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N “О защите прав потребителей” в части существенного характера выявленного недостатка, суд обоснованно определил вывод экспертного заключения, как выходящий за рамки компетенции эксперта, и с учетом положений Закона “О защите прав потребителей” и заключения специалиста ФИО2 по ПК от 26.04.2018 г., принимая во внимание перманентный характер неисправностей транспортного средства, препятствовавших его нормальной эксплуатации, пришел к выводу о расторжении договора купли продажи ТС от 09.08.2016 г., заключенного ФИО1 с ООО “Восток-ДВ” и взыскании стоимости автомобиля. Кроме того, судебная коллегия отмечает, что при передаче автомобиля на гарантийный ремонт истец не знал о необходимых существенных (более 45 дней) временных затратах на проведение ремонта, не был поставлен об этом в известность ни ООО “Восток-ДВ”, ни ООО “Восток-УАЗ”, согласия на проведение ремонта свыше сроков, предусмотренных п. 1 ст. 20 Закона о защите прав потребителей, не давал. О своем намерении отказаться от исполнения договора купли-продажи истцом было заявлено продавцу до того момента, когда автомобиль был возвращен после ремонта.
Давая оценку учредительным документам ответчиков и договору купли-продажи, согласно которому гарантийное и сервисное обслуживание автомобиля осуществляется продавцом ООО “Восток-ДВ”, в их совокупности, судом первой инстанции правомерно определено в качестве надлежащего ответчика ООО “Восток-ДВ”.
Правомерно оценив, с учетом выявленного существенного недостатка товара понесенные истцом расходы на техобслуживание ТС как убытки по смыслу п. 2 ст. 15 ГК РФ, подтвержденные представленными в материалы дела заказ-нарядами: от 07.06.2017 г. на сумму 11463 руб., от 03.02.2017 г. на сумму 8887,05 руб., от 05.09.2016 г. на сумму 8395 руб. и чеками-ордерами об оплатах истцом указанных сумм, суд первой инстанции взыскал с ООО “Восток-ДВ” в пользу ФИО1 вышеуказанные расходы (убытки) истца в сумме 28745,05 руб.
Согласно представленному расчету истца, проверенному судом, с которым соглашается судебная коллегия, неустойка за просрочку выполнения требования о расторжении договора за период времени с 30.01.2018 г. по 14.03.2019 г. составляет 2979974 руб., в то же время, законом “О защите прав потребителей” предусмотрено, что размер взыскиваемой судом неустойки не может превышать цену работы, услуги, с учетом вышеприведенных обстоятельств судом первой инстанции размер неустойки обоснованно снижен до суммы 728600 руб.
Установив факт того, что ремонт неисправности – течь масла из двигателя, неоднократно проявлявшейся в автомашине ФИО1 и заявленной им 28.11.2017 г., не был произведен в установленные законом сроки – 45 дней, а том числе, указанная неисправность ТС не устранена ответчиком и в ходе ремонта 23.01.2018 г., поскольку обнаружена экспертом в ходе производства судебной экспертизы спустя 10 месяцев – 09.11.2018 г., суд правомерно взыскал с ООО “Восток-ДВ” в пользу истца неустойку за нарушение сроков устранения недостатков за период с 12.01.2018 г. по 23.01.2018 г. в сумме 87432 руб.
Руководствуясь ст. 13, 15 Закона “О защите прав потребителей”, а также принципами разумности и справедливости, учитывая сущность и длительность нарушений прав истца, суд первой инстанции обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 20000 руб., штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя в размере 796688,50 руб.
При разрешении спора, судом всесторонне и объективно исследованы и оценены представленные сторонами доказательства, в соответствии со ст. ст. 12, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в их совокупности и взаимной связи, с учетом доводов и возражений, приводимых сторонами, сделаны правильные выводы, соответствующие фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам. Выводы суда основаны на правильном применении норм материального права и сделаны в соответствии с требованиями процессуального закона. Несогласие ответчиков с оценкой доказательств не свидетельствует о нарушении судом норм материального или процессуального права.
Поскольку, обстоятельства по делу судом первой инстанции установлены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка, применен закон, подлежащий применению, решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены не имеется.
Руководствуясь статьями 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 14.03.2019 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу ООО “Восток-ДВ” – оставить без удовлетворения.