Generic selectors
Искать точные соответствия
Искать в заголовках
Искать в содержании
Искать в записях
Generic selectors
Искать точные соответствия
Искать в заголовках
Искать в содержании
Искать в записях

Решение суда о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула

Между работником и работодателем был заключен трудовой договор на неопределенный срок, в дальнейшем сторонами договора было подписано дополнительное соглашение, в соответствии с условиями которого трудовой договор признавался срочным. По окончанию срока действия договора работнику работодателем был ограничен доступ к рабочему месту: электронный пропуск аннулирован, доступ к рабочей электронной почте отключен. Работнику было направлено уведомление о расторжении с ним трудового договора в связи с окончанием срока его действия. Не согласившись с позицией работодателя, работник обратился в суд с исковым заявлением о признании увольнения незаконным, выплате среднего заработка за время вынужденного прогула. Решением суда требования работника были удовлетворены: договор был признан заключенным на неопределенный срок, работнику была выплачена компенсация.

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

24 декабря 2020 года                                                                                                       г. Москва

Нагатинский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Осиповой Я.Г., при секретаре Смоликовой О.А., с участием прокурора Кузьминой А.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-3740/20 по иску Логвиненко Алексея Владимировича к АО «Центральный Научно-Исследовательский институт комплексной автоматизации» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, признании дискриминационных действий незаконными, обязании обеспечить доступ на рабочее место, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Истец Логвиненко А.В. обратился в суд с иском к АО «Центральный Научно-Исследовательский институт комплексной автоматизации», с учетом уточнений, о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, признании дискриминационных действий незаконными, обязании обеспечить доступ на рабочее место, компенсации морального вреда, указав, что он состоит в трудовых отношениях с ответчиком с 13 апреля 2018 г., работает в должности заместителя исполнительного директора по правовым вопросам в АО «ЦНИИКА» с окладом 250 000 руб. Последний день его прохода на рабочее место является 10 июня 2020 г., после чего ему прекращен доступ на рабочее место и вход в здание места работы по адресу: адрес, 3-й этаж, 32 кабинет. Конкурсной администрацией АО «ЦНИИКА» в лице фио, без предупреждения, 09.06.2020 г. истцу было предложено немедленно уволиться по собственному желанию с выплатой в виде компенсации незначительной суммы, якобы в связи с прекращением проекта, на что он отказался, в тот же день ему была отключена внутренняя и внешняя электронная почта на рабочем месте. 10.06.2020 был аннулирован электронный пропуск от дверей здания и офиса, что не позволило истцу покинуть здание или войти в него. Истец являлся в здание работы, с целью прохода на рабочее место несколько дней подряд 11.06.2020, после праздников 15.06.2020 и 16.06.2020, однако пропуск подключен не был, в связи с чем, фактически работодателем он не был допущен на рабочее место. О всех случаях нарушения его трудовых прав истец письменно незамедлительно сообщал руководству как средствами электронной связи, так и письменно почтой России. На неоднократные запросы о проходе на работу, руководство ничего не ответило, никаких документов не оформило и мне не передало. После 10.06.2020 от руководства перестали поступать задания, распоряжения и указания по деятельности в интересах конкурсного управления АО «ЦНИИКА». 07.07.2020 г. истцом получено уведомление о прекращении 30.06.2020 г. трудового договора с АО «ЦНИИКА» в соответствии со ст.79 ТК РФ (прекращение срочного трудового договора). Указанное уведомление изготовлено на бланке конкурсного управляющего АО «ЦНИИКА» фио (напечатано одновременно единым текстом бланка и письма), печатью организации не заверено, уведомление датировано 25.06.2020 и подписано от имени исполнительного директора Осипова А.В. Между тем трудовой договор от 13.04.2018 заключен с истцом на неопределенный срок и не является срочным. Уведомление об увольнении истец считает незаконным, фактически это противозаконная попытка его уволить. Все нарушения со стороны работодателя совершены с целью избежания выплаты причитающихся истцу выплат при увольнении при сокращении штатов работников. Истец считает, что работодателем в отношении него была допущена дискриминация. С июля 2019 г. конкурсным управляющим АО «ЦНИИКА» многократно допускались нарушения сроков выплаты заработанной платы (более 10 раз).  Истец с учетом уточнений, просит взыскать с ответчика в его пользу компенсацию за задержку выплаты заработной платы в размере 2 151,46 руб., признать незаконными дискриминационные действия ответчика в отношении его, имевших место с 09 по 30 июня 2020 г., выразившиеся в незаконном недопуске работника на рабочее место по адресу: адрес, 3-й этаж, 32 кабинет, в непредоставлении рабочих заданий, сил и средств для их исполнения, взыскать с ответчика в его компенсацию морального вреда за незаконные дискриминационные действия в размере 250 000 руб., признать незаконным его увольнение из организации ответчика 30 июня 2020 г., восстановить его на работе с 01 июля 2020 г. на условиях трудового договора №86 от 13.04.2020 г., заключенного с работодателем Акционерное общество «Центральный Научно-Исследовательский институт комплексной автоматизации», взыскать с ответчика в его пользу компенсацию морального вреда за незаконное расторжение трудового договора в размере 250 000 руб., компенсации за вынужденный прогул по вине работодателя за период с 01 июля по 06 ноября 2020 г. в размере 1 100 806,07 руб., обязать ответчика прекратить нарушение его трудовых прав работник, обеспечить доступ на рабочее место по адресу Москва, адрес, 3-й этаж, 32 кабинет или иное указанное работодателем место, о готовности рабочего места сообщить работнику заблаговременно письменно почтовым отправлением и на адрес электронной почты, взыскать с ответчика в его пользу судебные расходы в размере 564 руб.

Истец Логвиненко А.В. в судебном заседании исковые требования поддержал, просил удовлетворит по основаниям, указанным в исковом заявлении.

Представители ответчика в судебном заседании исковые требования не признали, просили отказать в их удовлетворении по основаниям, указанным в письменном отзыве на исковое заявление, приобщенном к материалам дела.

Выслушав участников процесса, заключение прокурора, полагавшего исковые требования подлежащими частичному удовлетворению, допросив свидетеля, исследовав письменные материалы дела, оценив представленные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к следующим выводам.

Согласно части 1 статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор – это соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Одним из обязательных условий, подлежащих включению в трудовой договор, является дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, – также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации или иным федеральным законом (абзац третий части 2 статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации).

Трудовые договоры могут заключаться как на неопределенный срок, так и на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен названным Кодексом и иными федеральными законами (часть 1 статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации).

Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации.

В случаях, предусмотренных частью 2 статьи 59 названного Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения (часть 2 статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации).

Предусмотрев в статье 58 Трудового кодекса Российской Федерации возможность заключения срочных трудовых договоров, законодатель вместе с тем ограничивает их применение: по общему правилу такие договоры могут заключаться только в случаях, когда трудовые отношения с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения не могут быть установлены на неопределенный срок, а также в некоторых иных случаях, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации или иными федеральными законами.

Частью 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации определен перечень конкретных случаев, когда допускается заключение срочного трудового договора по соглашению сторон.

Согласно абз. 1 части 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться с лицами, поступающими на работу к работодателям – субъектам малого предпринимательства (включая индивидуальных предпринимателей), численность работников которых не превышает 35 человек (в сфере розничной торговли и бытового обслуживания – 20 человек).

В пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от дата № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что, решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (часть 2 статьи 58, часть 1 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации). В соответствии с частью 2 статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом необходимо иметь в виду, что такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (часть 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации), то есть если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя. Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

Согласно части 1 статьи 79 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Истечение срока трудового договора, за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения, является основанием для прекращения трудового договора (пункт 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации).

Из приведенных нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что по общему правилу срочные трудовые договоры могут заключаться только в случаях, когда трудовые отношения с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения не могут быть установлены на неопределенный срок, а также в других случаях, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации или иными федеральными законами. Вместе с тем, Трудовой кодекс Российской Федерации предусматривает в статье 59 перечень конкретных случаев, когда допускается заключение срочного трудового договора в силу характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а также без учета указанных обстоятельств при наличии соответствующего соглашения работника и работодателя. При этом работнику, выразившему согласие на заключение трудового договора на определенный срок, известно о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода. Истечение срока трудового договора, за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения, является основанием для прекращения трудового договора.

Судом установлено, что с 13 апреля 2018 г. Логвиненко А.В. осуществлял трудовую деятельность в АО «ЦНИИКА» по совместительству в должности заместителя исполнительного директора по правовым вопросам.

В соответствии с дополнительным соглашением № 2 к Трудовому договору  № 86 от 13 апреля 2018 г. от 24 сентября 2018 г. работа в АО «ЦНИИКА» для истца является основной, с пятидневной рабочей неделей продолжительностью 40 часов, с двумя выходными (суббота и воскресение) с должностным окладом 250 000 руб. в месяц.

30 июня 2020 г. в соответствии с приказом № 3 о прекращении (расторжении) трудового договора с работником Логвиненко А.В. уволен из организации ответчика по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора.

Как ссылается истец в обоснование своих требований заключенный с ним трудовой договор 13 апреля 2018 г. не являлся срочным, заключен на неопределенное время.

В обоснование своих требований истцом представлен трудовой договор № 86 от 13  апреля 2018 г., заключенный, между Логвиненко А.В. и АО «ЦНИИКА», согласно п. 1.4 которого трудовой договор заключен на неопределенный срок.

В обоснование своих возражений ответчик ссылается на заключение 13 апреля 2018 г. с истцом срочного трудового договора, представил трудовой договор № 86 от 13 апреля 2018 г., согласно п. п. 1.4, 1.5 которого трудовой договор является срочным, заключен на период с 13 апреля 2018 г .по 30 июня 2020 г.

Допрошенный в ходе судебного заседания свидетель фио показал, что работал вместе с Логвиненко А.В. в АО «ЦНИИКА» с апреля по август 2018 г. в должности заместителя исполнительного директора по административной работе, представленный в дело истцом трудовой договор принадлежит ему (свидетелю), все трудовые договоры, которые были заключены в период его (свидетеля) работы в организации ответчика были заключены с новыми сотрудниками на неопределенный срок, они (трудовые договоры) все проходили через него (свидетеля), так как он отвечал, в том числе, за структуру и движение документов, сокращение сотрудников также проходили через него, с Логвиненко А.В. был заключен трудовой договор на неопределенный срок, на всех трудовых договорах стояли подписи работников на каждой странице, он (свидетель) проверял их наличие, прием на работу новых сотрудников, проводился исполнительным директором, он (свидетель) принимал участие в собеседованиях, заявления о приеме на работу сотрудники писали.

Суд принимает показания допрошенного свидетеля, поскольку они последовательны, непротиворечивы, оснований не доверять им у суда не имеется.

Оценив представленные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что трудовой договор между истцом и ответчиком был заключен 13 апреля 2018 г. на неопределенный срок.

Так из приказа № 5 от 13 апреля 2018 г. о приеме Логвиненко А.В. на работу не следует, что истец был принят на работу к ответчику на определенный срок согласно срочного трудового договора, при этом со стороны ответчика не представлено заявление Логвиненко А.В. о приеме его на работу, из которого можно было бы установить срок заключения трудового договора с истцом.

Из представленного стороной ответчика штатного расписания АО «ЦНИИКА» также не следует наличие срочных трудовых договоров с работниками организации.

При этом из представленных трудовых договоров, заключенных АО «ЦНИИКА» с другими работниками, следует, что трудовые договоры с ними были заключены на неопределенный срок, из указанных договоров следует, что каждая их страница подписана со стороны работников, опровержения указанных договоров ответчиком не представлено, в то время как на представленном ответчиком трудовом договоре № 86 от 13 апреля 2018 г. подпись истца на каждой странице отсутствует.

Доказательств необходимости заключения срочного трудового договора ответчиком именно с Логвиненко А.В. суду не представлено, при этом тот факт, что на момент заключения трудового договора с истцом, в отношении АО «ЦНИИКА» была введена процедура внешнего управления, об этом не свидетельствует, так, с иными работниками в указанный период были заключены трудовые договоры на неопределённый срок и, кроме того, срок трудового договора с истцом, представленного со стороны ответчика, не совпадает со сроком введения в отношении ответчика процедуры внешнего управления.

При этом суд учитывает, что 09 января 2020 г. ответчиком истцу была выдана доверенность для представления интересов организации в судах с сроком действия до 31 декабря 2020 г. включительно, однако в случае, если бы с истцом был заключен срочный трудовой договор, то работодателю об этом на момент ее выдачи было бы достоверно известно, необходимости выдачи доверенности со сроком действия позднее срока истечения трудового договора, не имелось. Указанное косвенно опровергает заключение ответчиком с истцом срочного трудового договора.

Довод ответчика о том, что трудовой договор, представленный истцом подписан факсимиле внешнего управляющего организации ,не свидетельствует о несоответствии его условий – условиям, достигнутым между работником и работодателем при приеме его на работу.

Учитывая наличие неустранимых противоречий в представленных со стороны ответчика документов и сомнений, суд толкует их в пользу работника.

Поскольку суд пришел к выводу, что трудовой договор № 86 от 13 апреля 2018 г. был заключен между истцом и ответчиком на неопределённый срок, то оснований для его расторжения 30 июня 2020 г. в связи с истечением срока трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ не имелось, в связи с чем требования истца о признании его увольнения незаконным и восстановлении на работе в прежней должности подлежат удовлетворению.

В соответствии со статьями 234, 394 ТК РФ суд, признавая увольнение истца по  незаконным, взыскивает с ответчика в пользу истца заработок за время вынужденного прогула исходя из среднедневной заработной платы в размере 12 048,19 руб., согласно представленной стороной ответчика справке, оснований не согласиться с которой у суда не имеется, за период с 01 июля 2020 г. по 06 ноября 2020 г. (91 рабочих дней), размер которого составляет 1 096 385,29 руб.

В соответствии со ст.21 Трудового кодекса РФ (ТК РФ) работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы.

В силу ст.22 ТК РФ работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка организации, трудовыми договорами.

В силу требований ст. 136 ТК РФ заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца.

В соответствии со ст. 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами. При прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете (ст. 140 ТК РФ).

Согласно п. 5.3 Трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком, заработная плата выплачивается работнику не реже чем каждые полмесяца (15 числа текущего месяца – за первую половину месяца и в последний рабочий день текущего месяца  – окончательны расчет за отработанный месяц). При совпадении дня выплаты с выходным или нерабочим праздничным днем заработная плата выплачивается накануне этого дня.

В силу ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Как установлено судом и не оспаривалось ответчиком, истцу начиная с июля 2019 г. несвоевременно выплачивалась заработная плата, так за июль заработная плата выплачена 18 июля 2019 г. и 01 августа 2019 г., за сентябрь 2019 г. – 20 сентября 2019 г. и 02 октября2019 г., за октябрь 2019 г. – 01 ноября 2019 г., за ноябрь 2019 г. – 6 декабря 2019 г., за январь 2020 г. – 21 января 2020 г. и 06 февраля 2020 г., за апрель 2020 г. – 06 мая 2020 г., за май 2020 г. – 19 мая 2020 г., за июнь 2020 г. – 19 июня 2020 г., в связи с чем с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация за задержку выплаты заработной платы согласно представленному истцом расчету, который судом проверен и признан правильным, не опровергнутым ответчиком, в размере 2 151,46 руб.

Поскольку в процессе рассмотрения дела нашел подтверждение факт нарушения трудовых прав истца незаконным увольнением со стороны ответчика, суд приходит к выводу о взыскании с него в пользу Логвиненко А.В. компенсации морального вреда, с учетом требований разумности, справедливости, степени нравственных страданий, причиненных истцу, в размере 10 000 руб.

При этом суд не находит оснований для удовлетворения требований истца о признании незаконными дискриминационные действия ответчика в отношении его, имевших место с 09 по 30 июня 2020 г., выразившиеся в незаконном недопуске работника на рабочее место по адресу: адрес, 3-й этаж, 32 кабинет, в непредоставлении рабочих заданий, сил и средств для их исполнения, взыскании с ответчика в его компенсацию морального вреда за незаконные дискриминационные действия в размере 250 000 руб., обязании ответчика прекратить нарушение трудовых прав истца, обеспечить доступ на рабочее место по адресу Москва, адрес, 3-й этаж, 32 кабинет или иное указанное работодателем место, о готовности рабочего места сообщить работнику заблаговременно письменно почтовым отправлением и на адрес электронной почты, поскольку за указанный истцом период заработная плата была получена им в полном объеме, каких-либо относимых и допустимые доказательств дискриминационного характера действий работодателя, такого рода действий, в процессе рассмотрения дела не установлено, при этом суд учитывает, что в указанный истцом период действовали ограничительные меры, как пояснил ответчик, работники были переведены на удаленный режим работы, оснований считать, что после вынесения решения суда работодателем будут нарушаться трудовые права истца не имеется.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца подлежат взысканию судебные расходы по отправке почтовой корреспонденции в размере 564 руб.

В силу ст. 103 ГПК РФ с АО «ЦНИИКА» в доход бюджета города Москвы подлежит взысканию государственная пошлина в размере 13 992 руб. 68 коп.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Логвиненко Алексея Владимировича к АО «Центральный Научно-Исследовательский институт комплексной автоматизации» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, признании дискриминационных действий незаконными, обязании обеспечить доступ на рабочее место, компенсации морального вреда – удовлетворить частично.

Признать увольнение Логвиненко Алексея Владимировича 30 июня 2020 г. из АО «Центральный Научно-Исследовательский институт комплексной автоматизации» на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ незаконным.

Восстановить Логвиненко Алексея Владимировича на работе в АО «Центральный Научно-Исследовательский институт комплексной автоматизации» в должности заместителя исполнительного директора по правовым вопросам.

Взыскать с АО «Центральный Научно-Исследовательский институт комплексной автоматизации» в пользу Логвиненко Алексея Владимировича компенсацию за задержку выплат заработной платы в размере 2 151 руб. 46 коп., средний заработок за время вынужденного прогула за период с 01 июля 2020 г. по 06 ноября 2020 г. в размере 1 096 385 руб. 29 коп., компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб. 00 коп., расходы по оплате почтовых услуг в размере 564 руб. 00 коп., а всего – 1 109 100 руб. 75 коп.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Решение суда в части восстановления Логвиненко Алексея Владимировича на работе в АО «Центральный Научно-Исследовательский институт комплексной автоматизации» в должности заместителя исполнительного директора по правовым вопросам подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с АО «Центральный Научно-Исследовательский институт комплексной автоматизации» в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере 13 992 руб. 68 коп.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд путем подачи апелляционной жалобы в Нагатинский районный суд города Москвы в течение месяца с момента изготовления решения в окончательной форме.

Судья                                                                                                                Я.Г. Осипова

Решение суда в окончательной форме изготовлено 18 января 2021 г.